21 ноября 2015

Воспоминания о селе

Хочу повспоминать с легкой руки Галины о своих картинках детсва, полных вкуса, запаха, цвета любимой деревни.
Лето мы проводили в деревне у бабушки, под Богуславом. Петухи орут под окном, окошко выкрашено голубой краской, выгоревшей на солнце. Второе окно снято - подоконник широкий, широченный такой, и там лежат мои "сокровища". Я сажусь на кровати - помните такая панциревая с шариками, там много матрасов и я себе напоминаю "принцессу на горошине", утопая в них. Солнце всходит с другой стороны, но за окном ярко освещен холм напротив. Там живет бабушкина сестра. Она уже ходит по огороду с тяпкой и что-то полет. Мы с братом идем умываться - умывальник на улице в кусту сирени, мы брызжимся и визжим - вода-то после ночи холоднючая, мыльная пена на листьях сирени делает их белыми. Но это я потом поняла, тогда мы просто думали, что у сирени бывают и белые листья.
В доме пахнет печкой, сушеными яблоками. Когда дождь - дороги размывало и мы по несколько дней не выходили дальше двора. Дождь - это было очень здорово - мама и бабушка целый день были дома, кулинарили всякие вкусности, топили и печку и грубу, мы с братом на теплой лежанке, на матрасе из листьев камыша загораживались занавеской от внешнего мира и пугали друг-друга страшными историями. Иногда с мамой вышивали уголки на простынях, я вышивала какие-то детские наборы (вот совсем не крестик был, просто типа кукольных рушников с различными техниками узоров), играли все вместе в конструктор и различные настольные игры. Дождь - это было очень семейно-собирательно.
После дождя в размытой глине ноги увязали по щиколотку, мы выходили на дорогу босиком, утопая, падая, получая нагоняй от мамы. В глине иногда всплывал старый мусор - я нашла осколок какого-то блюдца с диковинным узором и долго с ним играла в сказочную страну.
Приходили подружки с соседних улиц - мы делали "лялек" из листьев лопуха и баюкали их. Украшали цветками шток-розы. У неё шершавые листья, а цветы мгновенно вянут.
Сидим с братом на дереве шелковицы и рвем ягоды, сразу едим, рассказываем друг-другу какие-то истории - а внизу проходят соседские утки. На каждом крыле мазок синей краски, это тёть-Марусины, они набрасываются на упавшие ягоды. Съедают их и мгновенно перерабатывают. Уходят, оставив после себя свежий навозец. Бабушка ворчит, гоняет их и грозится срезать ветку, свисающую на дорогу. Мы просим оставить - нам нравится лазить по раскидистым ветвям. Снизу проходит стадо коров, брат убегает с ними до выгона, он любимый всеми взрослыми пастушок. Я побаиваюсь рогатых в таком количестве и предпочитаю не слезать с дерева, пока они не пройдут.
Я люблю собирать яйца. Я не знаю, как куры понимают куда их надо сносить. Бабушка показывает - в корзине лежит меловое яйцо-обманка. Кусок мела или извести в виде яйца. А рядом пустая корзина с соломой - тем, кому обманка не по душе. Но куры все же иногда несут яйца просто в кустах или в солому в большом сарае (там сто лет назад была корова, но бабушка с дедушкой зимой в городе, поэтому сарай пустует) и мне надо проверить все возможные места. И хотя кур не много - за яйцами я хожу два раза в день - ежи их таскают. Яички теплые, мы аккуратно складываем их на хранение в прихожей. Утром мама делает нам гоголь-моголь.
Песок. Под холмом копают песок. Возят тачками кому надо, уже получилась небольшая яма. Песок там волшебный - он цветной. Белый с цветными пластами. Мы аккуратно выбираем лопатой кусок побольше, аккуратно везем домой. Какое-то время любуемся и храним наше сокровище, потом смешиваем, играем. Потом просим взрослых еще сходить.
Под печкой сидит наседка. Большая корзина с яйцами, вот-вот должны вылупиться цыплята. Бабушка стелет у печки пеленку, делает небольшой загон из коробки. Нам трогать ничего не разрешается. мы только смотрим как бабушка достает из-под наседки надклюнутое яйцо и слегка ковыряет скорлупку, помогая выбраться цыпленку. Он мокрый, серый, немного страшный. Пока мы наблюдаем этого, бабушка помогает другим, кто-то сам выбрался - и вот их уже с десяток. Пищат, жмутся к печке. Проходит совсем немного времени и они высыхают, отогреваются, привыкают к пространству и начинают ходить по загону. Теперь они пушистые. но еще не шарики, бабушка кормит их и прогоняет нас. Когда цыпляткам было пару дней на разрешили очень осторожно взять их на руки. Пушистый копошащийся комок, теперь уже почти все стали шариками. Клюет мои ладони, изучая. Щекотно, но боюсь дернуться, цыпленок почти ничего не весит, я осторожно возвращаю его в загон или к наседке. Подросшие цыплята с громким криком несутся к брату, стоит ему взять в руки лопату. Он копает им червяков, они прыгают вокруг, по ногам, запрыгивают на спину, чтоб смотреть сверху, лезут прям под лопату. Моя задача - вовремя их отгонять, они клюются и рвутся обратно. Они понимают слова не хуже кошек, но первым съесть червяка - это святое.
Хотела еще написать, но получилось итак много. Продолжать?